Яя Туре — о желании стать тренером и уникальной футбольной школе

Яя Туре — о желании стать тренером и уникальной футбольной школе Бывший полузащитник Манчестер Сити и Барселоны рвется к тренерскому поприщу и уже обладает своим стилем.Яя Туре — не чужой человек для украинских болельщиков. Полузащитник, после выступлений за донецкий Металлург в рамках чемпионата Украины, сделал себе в последствии имя в Европе и уже в скором времени может стать тренером.

Ивуариец поделился своими мыслями и переживаниями в период осознания мысли, что у него есть тренерское будущее. Сейчас Туре полон решимости помогать игрокам становиться лучше и ждет шанс проявить себя на менеджерском поприще.

«Яя, ты знаешь, что можешь быть тренером», — сказал мне однажды менеджер.

«Что?» Ответил я обескуражено. Раньше я никогда не думал о коучинге».

«Я просто хочу играть», — сказал я.

В то время я был в этом уверен. Хотел красиво закончить игровую карьеру. Но эти слова что-то зажгли во мне, хотя раньше никогда не приходили в голову.

Тогда я был не готов, потому что хотел продолжать играть, но еще и потому, что знал — и знаю сейчас — что не мог бы быть тренером в таком возрасте. Я был в шоке! Мне еще нужно было многому научиться.

В Манчестер Сити мы с Пепом Гвардиолой говорили после тренировки об особенностях, компонентах игры, которые он любил анализировать. Он увидел, что я понял его футбол. Иногда я также разговаривал с президентом, Халдуном Аль Мубараком. Он согласился, что мне следует подумать о том, чтобы стать тренером.

До этого я полагал, что думаю о том, как играю, более глубоко, чем остальные. Я не понимал, что думаю, как тренер.

Я всегда так думал. Для меня это было само собой разумеющееся. В Манчестер Сити я выигрывал титулы. На поле или за его пределами, мы всегда искали способы стать лучше; способы получить максимум друг от друга.

Мы с Давидом Силвой постоянно разговаривали по этому поводу. Самир Насри присоединялся к дискуссии. Если мы между собой не могли найти путь для доставки мяча к Серхио Агуэро, мы все меняли. «Это не работает», — говорил я. «Давай поменяемся местами и посмотрим, что из этого получится».

Конечно, в Сити у меня были отличные менеджеры — Роберто Манчини, Мануэль Пеллегрини и Хосеп Гвардиола. Они дают команде фундамент и структуру, но общение между игроками также важно. Вам нужно общение на поле. Мы поняли, что делаем друг друга лучше, потому что у нас было высокое взаимопонимание и все получалось.

«Я задавал множество вопросов. Я хотел знать, что делать и почему мы должны это делать».

То же было и с моими партнерами по полузащите, будь то Хави Гарсия, Гарет Барри или Фернандиньо. Мы знали, что должны помогать друг другу и облегчать задачу, сохраняя баланс в полузащите.

Я всегда был более атакующим исполнителем, и знал, что могу улучшить своего партнера по полузащите, не теряя мяч в простой ситуации, точно так же, как он мог бы улучшить меня, отбирая мяч как можно быстрее после того, как мы его потеряли.

Позже, когда Кевин Де Брюйне присоединился к Сити, мы просто пытались создать для него нужные условия и сделать счастливым. Я спросил его. «Ты хочешь получать передачи в центральной зоне или предпочитаешь играть шире?». Он дал мне информацию, и я использовал ее, чтобы помочь ему усовершенствоваться.

Я бы не сказал, что был требовательным игроком. Просто увидел потенциал своих товарищей по команде и хотел, чтобы они чувствовали себя максимально комфортно.

Я научился этому в Барселоне: все люди разные. Если вы не разговариваете с ними, а информацию дает только менеджер, вы не сможете сделать своего товарища по команде лучше. Если они забивают гол, это гол для всей команды, так почему бы не помочь им, когда это возможно?

Думаю, что мое понимание игры пришло благодаря моему футбольному образованию в Кот-д’Ивуаре.

В детстве я просто играл в футбол с друзьями на улице. Тогда это было просто для удовольствия. Ставим мяч в середину поля и играем. Пас, пас, пас, гол, конец игры.

Но затем тренер по имени Жан-Марк Гийу пришел посмотреть на нас, и он пригласил меня и других самых талантливых игроков в академию ASEC Mimosas, когда мне было 13 лет. Он помог нам понять разницу между любительским и профессиональным футболом и развить понимание того, что мы делаем. Он дал нам шанс осуществить мечту.

Жан-Марк очень много возился с нами. Мы тренировались трижды в день, иногда шесть дней в неделю. Начинали в 5 утра, ходили в школу, возвращались к тренировкам, возвращались в школу, а затем снова тренировались в 4 часа дня. День за днем.

Именно тогда я узнал, почему преданность делу и упорный труд действительно важны, если вы хотите добиться цели. Я многим жертвовал в молодом возрасте.

Я задавал множество вопросов. Я хотел знать, что делать и почему мы должны это делать. Иногда я сидел с Жан-Марком после тренировки в течение часа и мы разговаривали о том, над чем мы работали.

У нас он не акцентировал внимание на конкретных позициях. Это означало, что способ нашего развития был уникальным. Мы научились заменять товарища по команде, который был травмирован или плохо играл. Если нам нужен был правый защитник, это мог сделать кто угодно.

Жан-Марк знал, что в конечном итоге нам придется научиться играть на определенной позиции, но мы все были воспитаны универсальными футболистами. Он дал нам веру, что мы можем играть где угодно. Мы не акцентировали внимание на характеристиках определенных позиций или ролей; он просто хотел, чтобы мы развивались как игроки.

Когда вы посмотрите на тех, кого привел Жан-Марк — таких игроков, как Эммануэль Эбуэ, Дидье Зокора, Саломон Калу, мой брат Коло и Жервиньо, — вы увидите, насколько разносторонними были его игроки как профессионалы. Он был потрясающим.

В детстве Коло был нападающим. Он начинал в Арсенале как правый полузащитник, затем перешел в центр полузащиты, затем на правого защитника, и в конце концов он обосновался в центре защиты, где сделал себе имя.

Когда в 17 лет я перебрался в Европу в бельгийскую команду Беверен, я даже не знал, на каком месте я действую лучше всего! Если честно, сначала мне было страшно. В то время я был очень худым — можно сказать маленьким. Все остальные выглядели массивно!

Это было потрясающе, что я добрался до Европы. Пройти путь от улиц Абиджана до европейского футбола, было невероятно. Не многим это удается.

Но, когда я приехал, я не знал, на какой позиции играть, и габариты игроков, с которыми мне предстояло столкнуться, меня пугали. Нас приехало четверо из Кот-д’Ивуара, и мы не знали, сможем ли мы соревноваться с этими людьми.

«Мануэль Пеллегрини сказал, что не хотел видеть слишком много передач — он хотел, чтобы мы бежали с мячом и атаковали ворота».

Но когда мы вышли на поле, немного расслабились.

Мы привыкли к мячу больше, чем они. Могли играть сзади, могли получать пасы под давлением — и, поскольку понимали, что от нас просят, и играли на множестве разных позиций, мы стали лидерами на поле. Использовали свой мозг больше, чем игроки, которые уже были там, и это очень помогло.

То же самое было, когда я приехал в Англию. Все говорили мне о том, насколько сильны, высоки и физически развиты игроки, но мой опыт поездки в Бельгию помог мне. Поначалу было сложно, но к английскому футболу я быстро привык.

Только в Сити я понял свою лучшую позицию.

Раньше я играл везде, в том числе на позиции центрального защитника в Барселоне, когда мы выиграли финал Лиги чемпионов в 2009 году.

Но в Сити играя в роли бокс-ту-бокс или десяткой, я находил позиции, на которых был лучше всех.

Именно под руководством Мануэля Пеллегрини я нес наибольшую ответственность. Когда он пришел, он сразу сказал, что видит во мне лидера.

«Венсан Компани — капитан, — сказал он. Но когда Венсана нет, ты будешь капитаном.

«Я начал понимать, как хорошо быть тренером».

«Я не готов к этому», — ответил я.

«Я вижу, как ты разговариваешь со своими товарищами по команде», — сказал он мне. «Даже за обеденным столом вы говорите о футболе».

Он считал своих центральных полузащитников самыми важными игроками на поле и сказал мне действовать там, где я хочу повлиять на игру, а Фернандиньо будет меня страховать.

Пеллегрини подтолкнул меня, возложил на меня больше ответственности. Он сказал, что не хотел видеть слишком много передач — он хотел, чтобы мы бежали с мячом и атаковали ворота.

Венсан пропустил несколько игр из-за травмы в сезоне-2013/14, так что я недолго был капитаном команды. Только в чемпионате я забил 20 голов, и мы выиграли и Премьер-лигу, и Кубок Лиги. Мне очень нравилась эта дополнительная ответственность.

Тренеры, которые у меня были на протяжении всей моей карьеры, помогли мне добиться максимума. Жан-Марк увидел мой талант, отправил меня в академию, и теперь — после получения четырех наград «Игрок года в Африке» — я один из лучших игроков, которых когда-либо видел континент. Роберто Манчини увидел во мне потенциал и поверил в то, что я могу играть в центре полузащиты и быть лидером Манчестер Сити. Без них я бы не добился того, что имею.

Помогать игрокам развиваться так, как это было со мной, — вот что вдохновляет меня быть тренером, выводя футболистов на вершину своей игры. Лучшие тренеры — те, кто на это способны.

«Пандемия во многом осложнила жизнь, но дала мне возможность учиться».

Посмотрите на Юргена Клоппа — он гений! Он вывел очень многих игроков на вершину своей игры: Садио Мане, Мо Салах, Джордан Хендерсон, Джорджиньо Вейналдум, Фабиньо, Вирджил ван Дейк, Энди Робертсон. Они приехали в Ливерпуль как хорошие игроки, но теперь все они великие. А еще есть масса футболистов из академии.

Хотя я должен быть честным; Полностью отказаться от футбола сложно. Может быть, у моих ног остался еще один год!

Но я начал понимать, как хорошо быть тренером.

Пандемия коронавируса во многих отношениях усложнила жизнь — это была причина, по которой я покинул Циндао Хуанхай в Китае в начале 2020 года, — но она дала мне возможность учиться. Я воспользовался шансом, чтобы начать делать шаги в тренерской карьере и подумать о следующей главе. Я уже добился значительных успехов в повышении квалификации. Но сидеть все время в офисе — это не для меня.

Я хочу быть на поле, общаться с другими людьми, обмениваться идеями. Мне очень повезло, что Крис Рэмси дал мне возможность сделать это в КПР.

Мне удавалось проводить занятия с младшими возрастными группами, наблюдать за Крисом и учиться у него, а также у многих других хороших тренеров, таких как Эндрю Импи и Пол Холл. Лес Фердинанд был великолепен, дав мне возможность наблюдать за этими тренерами в действии. Они подтолкнули меня учиться и показали, что нужно делать иначе, чтобы стать лучшим тренером.

В КПР, после тренировочных сессий, я провожу время с игроками в чате. Удивительно видеть, насколько они преданы делу. Они хотят достичь того же, чего добился я, и всегда хотят научиться быть лучше. Удивительно, что я могу им помочь, и рад, что у меня есть такая возможность.

Ощущение, которое дало мне возможность воспринять, что мои игровые дни подходят к концу. Мне бы хотелось продолжить играть, если появится такой шанс. Было бы идеально найти роль, сочетающую игру и тренерскую работу, как это сделал Коло при Брендане Роджерсе в Селтике, а теперь в Лестере. Брендан был фантастическим наставником для Коло, и его успехи за последние несколько лет были феноменальными.

Но Коло упорно трудился, чтобы добраться туда, где он сейчас, и я осознаю необходимость узнать все и двигаться в своем направлении. Все это часть пути, и все это действительно важно.

Спасибо всем, кто помог мне в переходе к коучингу, у меня есть шанс.

А поскольку у меня уже есть возможность помогать молодым игрокам, я с нетерпением жду следующего этапа своей карьеры.

Когда мне сказали, что я могу быть тренером, я не был уверен.

Но теперь я тоже это вижу.

The Coaches Voice